Импортозамещение как стратегический курс России

Распространение коронавируса грозит России ростом стоимости импортных товаров, которые, в частности, закупаются по выгодным ценам в Китае.

imageОднако ослабление курса рубля с одновременным провалом стоимости нефти захлестнут отечественную экономику не только очередной волной продовольственного, но и промышленного импортозамещения. Готова ли Россия к этому, и в каком виде?

Согласно данным ФТС, в 2019 году российские закупки в Китае составили 54,1 млрд рублей, что равняется 22% от совокупного показателя импорта в ценовом выражении.

В центре макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования утверждают о кратном росте цен на потребительские товары: детские игрушки, антибиотики, одежду, головные уборы, химическую продукцию и т.п.

Согласно статистике ФТС, закупки в дальнем зарубежье в январе-феврале 2020 года достигли 29,9 млрд долларов. В годовом расчете это на 1,9% выше аналогичного показателя 2019 года. В январе 2020 года положительное сальдо внешнеторгового баланса России снизилось на 18% — в годовом сопоставлении до 13,7 млрд долларов.

За всем тем, в марте этого года курс доллара вырос до 75 рублей. Что значит, что при сохранении нынешнего объема импорта, рост товаров в рублях. Другими словами, Россию ожидает рост цен, если страна не вернется к импортозамещению.

Большинством населения импортозамещение воспринимается, прежде всего, как замещение иностранного продовольствия. И это так, если сделать расчеты с 2014 года. Они подтверждаются данными крупных ритейлеров, сокративших или значительно снизивших долю импортных продуктов питания.

Вместе с тем импортозамещение заграничной еды – лишь малый сектор отечественной экономики, замечаемы потребителями.

Импортозамещение в России активно представлено в технопарках переработки ТКО, нефтегазовом комплексе.

Так, руководитель центра компетенций технологического развития ТЭК министерства энергетики России Олег Жданеев сообщил, что в химической и металлургической промышленности импортозамещение составляет до 100%. По его мнению, такое же реально для сферы производства электронной компонентной базы.

Тем более, что, как заявила председатель совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов Светлана Аполлонова, «зависимость от импортных микросхем колоссальная. Пока государственные компании не развивают российскую электронику, они остаются чувствительны к внешним угрозам – кибератакам, прекращению поставок, влиянию незадекларированных возможностей в зарубежном оборудовании».

В рамках национальной программы «Цифровая экономика» отечественные промышленники работают над экосистемой продукции, посредством которой обеспечивается технологическая независимость от импорта. Примеров предостаточно – Рыбинск (авиадвигатели), Санкт-Петербург (вертолетные двигатели), «Уралмашзавод» (гидравлические экскаваторы), «Черновские ЦЭММ» (комплектующие для горнодобывающей техники) и т.д. В этом же ряду — текстильная промышленность, фармпроизводство.

— Промышленные компании ныне, в основном, опираются на решения отечественного производства. В противном случае, их могли бы заморозить в связи с волатильностью курса рубля и прогнозируемой волной банкротств ряда финансовых институтов, — прокомментировал первый заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству Владимир Гутенев.

Как отмечают эксперты, современное импортозамещение в России формируется не сумбурно, а на системной основе в соответствии с федеральными и национальными проектами, и направлено на комплексное изменение стратегического положения России. Этим обусловлена смена российского правительства, члены которого не избежали персональной ответственности за выполнение планов импортозамещения.

Читать новости удобнее в  Telegram